ALEXANDER STRIZHAK: LIVE MUSIC WILL SAVE THE WORLD!

Основатель, владелец и управляющий директор компании Александр Стрижак дал интервью американскому интернет-изданию. Он рассказал об истории компании, о тенденциях в концертной и ивент-индустрии после двух лет корона-кризиса, а также о ситуации, связанной с войной путинской России в Украине.

Интервью Джина Аарона (Gene Aaron). Сделано 10 мая 2022 года. Сиэтл, Вашингтон — Рига, Латвия. Специально для культурной интернет-платформы в США — SULÉY ERA

АЛЕКСАНДР СТРИЖАК: ЖИВАЯ МУЗЫКА СПАСЕТ МИР!

ВВЕДЕНИЕ:

JSA Europe / Stage Company специализируется на установке и строительстве сцен для живых выступлений, а также на организации концертов и фестивалей с живой музыкой. Компания хорошо известна в Восточной Европе с момента своего основания в 1996 году в Москве, Россия. В 2014 году JSA закрыла свою деятельность в России по политическим причинам и перенесла свою штаб-квартиру в Ригу, Латвия, и с тех пор сосредоточилась на рынках стран Балтии и Украины.

За свою более чем 25-летнюю историю JSA работала со всемирно известными артистами, такими как Майкл Джексон, Жан Мишель Жарр, Пол Маккартни, Rolling Stones, KISS, Korn, Мадонна, Роджер Уотерс, Джо Кокер, Оззи Осборн, Rammstein, Джордж Майкл, Хулио Иглесиас, Metallica, Монтсеррат Кабалье, Muse, Лайза Миннелли, Whitesnake и многие другие.

JSA участвовала в постановке Евровидения-2009 в России и Евровидения-2017 в Украине для Гостевой Зоны события /  Hospitality Area.

В 2015 году Сообщество профессионалов журнала IQ Magazine включило JSA в список мировых Топ-100 производственных компаний как компания в топ-10 в категории Staging & Rigging.

Сразу после вторжения Российской Федерации в Украину компания, особенно ее основатель Александр Стрижак, немедленно осудила это и отреагировала организацией помощи украинским беженцам и антивоенными акциями.

GA: Александр, вы основали JSA в Москве, Россия, в 1996 году и быстро стали одной из крупнейших компаний по производству сцен и шоу в регионе. Расскажите краткую историю создания компании?

А.С.: Я решил начать свой бизнес и 17 сентября 1996 года в Москве основал компанию. В тот день было выступление великого Майкла Джексона / Michael Jackson на стадионе «Динамо», где я был местным продакшн-менеджером (техническим директором) от российского промоутера этого концерта. Так что, этот день стал датой основания JSA. Сначала компания работала как агентство по техническому обеспечению мероприятий и концертов со штатом из трех человек: секретарь (офис-менеджер), водитель/помощник и я как бизнес-менеджер.

До этого у меня уже был опыт работы администратором и техническим директором в компании «Гранд Шоу Систем». Мы создали самый первый в России склад металлоконструкций сцены. Это было местное производство основных сценических элементов, аналогичное бренду Layher. Важно понимать, что в тот постсоветский период в Москве, Санкт-Петербурге и России в целом ни одна компания не оказывала реальных и правильных услуг по установке сценических конструкций. Все в основном занимались световым и звуковым оборудованием (причем, в основном, это обычно для закрытых площадок).

В 1997 году, накануне празднования 850-летия города Москвы, моя компания получила большой пакет заказов как на организацию производства, так и на монтаж сценических конструкций для различных мероприятий, в том числе, и на самое главное, для известного Мега-шоу Жана Мишеля Жарра — «Oxygen in Moscow»  («Кислород в Москве») (3 500 000 зрителей). JSA выступила генеральным местным подрядчиком по всем техническим аспектам производства этого уникального концерта. Учитывая вышеизложенное, я получил предоплату за установку сценических конструкций для восьми крупных мероприятий (включая JMJ), таким образом собрав достаточно денег для покупки первого комплекта Layher (четыре полных грузовика) для сценического бизнеса.

Наши пять 27-метровых башен стояли на площади перед главным корпусом МГУ на Воробьевых горах. В рамках того же проекта мы сформировали основную команду монтажников и рабочих сцены, которые были отобраны из 600 рабочих, приглашенных извне для участия в работе, согласно райдера из производственной группы JMJ. Таким образом, компания JSA получила первый комплект Layher (Made in Germany), настоящего профессионального оборудования для установки временных конструкций. Впоследствии мы подружились с заводом Layher и в течение десяти лет, с 1999 по 2009 год, были эксклюзивным партнером Layher по продвижению и реализации их продукции в России. Наши дружеские деловые отношения продолжаются и по сей день.

Кроме того, с 2003 года JSA стала эксклюзивным дистрибьютором завода Prolyte (Нидерланды), производящего алюминиевые фермы, крышные системы и подиумы. Наше успешное сотрудничество также длилось десять лет, до 2013 года.

В настоящее время мы продолжаем наши деловые отношения с новой компанией Fokko Smeding, бывшего основателя Prolyte, а ныне владельца и управляющего SIXTY82, инновационной компании по производству алюминиевых сценических конструкций.

GA: Вы работаете с крупнейшими артистами мира. Какие аспекты производства, логистики и коммуникаций являются наиболее сложными?

А.С.: Несмотря на то, что наш бизнес-сектор был закрыт для какой-либо деятельности в течение последних двух лет из-за Covid, в предстоящем летнем сезоне 2022 года наблюдается растущий спрос на услуги по установке временных сценических конструкций. Как и раньше, сегодня в Европе (и я не знаю ситуацию с этим в Америке) не хватает оборудования и профессиональных и опытных специалистов. Рынок живых концертов и мероприятий постоянно развивается, появляется все больше артистов, туров и фестивалей. Потребность в дизайне сцен также повышается.

После знаменитого тура U2 и их уникальной сцены 360, инженерный уровень сооружений, возводимых для шоу, повышается. Объем «металла» для постановочных конструкций увеличивается, так как существует огромный спрос со стороны сценографов мероприятий. Также существует повышенный спрос на дополнительные сооружения инфраструктуры мероприятий: башни, мосты, трибуны и так далее.

На мой взгляд, главная проблема этого сезона, после ограничений Covid, заключается в том, что все компании, производящие живые концерты, столкнутся с нехваткой профессиональных кадров. Из-за длительного простоя бизнеса многие команды прекратили свое существование, а люди нашли другую работу. Это будет первый удар, который нужно выдержать, и после этого все вернется на круги своя. Наша профессия очень интересна и привлекает достойных и интересных людей.

GA: Можете ли вы поделиться какими-нибудь забавными, любопытными, странными или увлекательными историями и ситуациями, которые произошли во время производства шоу?

А.С.: В свете сегодняшней войны путинской России на Украине, имеющей много общего с ее действиями с нацистской Германией, мне вспоминается эпизод, имевший место еще в 2005 году в рамках празднования 60-летия победы в ВОВ на Красной площади в Москве. За полтора месяца до 9 мая меня пригласили в Государственный Кремлевский Дворец на совещание по подготовке к большому концерту, который должен начаться после традиционного Военного Парада. Столь масштабное шоу было организовано впервые после распада СССР. Видимо, именно тогда и началась официальная пропагандистская тема «победобесия», как инструмента милитаризации сознания населения страны. Так вот, на совещании выяснилось, что вдоль здания ГУМа (историческое здание универмага напротив Кремля и Мавзолея Ленина) должна быть установлена огромная Стена-Сцена (длина — 130 м, высота — от 20 до 35 м). Но подрядчик, который должен был вести разработку, в последний момент отказался от участия в проекте.

Поэтому моя компания JSA, как единственная профессиональная компания с самым большим складом конструкций и уважаемой репутацией, была приглашена для спасения сложившейся ситуации, с проектом, который находился под контролем ФСО и ФСБ. Мы (наши инженеры) быстро сделали чертежи и расчеты необходимой конструкции для этого мероприятия. Она включала в себя конструкцию стены и трибуны, которая по указанию Администрации Президента Российской Федерации должна была впервые прикрыть Мавзолей Ленина и куда в качестве гостей были приглашены 60 глав зарубежных стран, наблюдать за военным Парадом Победы.

Однако в процессе работы выяснилось, что даже моей компании не хватает элементов Layher для этой конструкции. Для установки конструкции нам срочно понадобилось получить с завода в Германии четыре полных грузовика с новым оборудованием. Я быстро обратился на завод Layher, чтобы узнать, как обстоят дела с производством. Я просил отгрузить всю необходимую продукцию как можно быстрее и без предоплаты, на честное слово с последующей оплатой. Мне сказали, что они верят мне на слово и будут ждать оплаты заказа (задержка на три месяца), но на тот момент у них на складе готовой продукции не было необходимых нам элементов. По факту было какое-то оборудование, но для других заказчиков, и завод мог изготовить нужный нам комплект только к концу июня. Тогда я подробно объяснил, зачем нужен был этот комплект и всю сложность ситуации с подготовкой к празднованию 60-летия Победы над Германией. Руководство Layher заявило в ответ, что сообщит о своем решении на следующее утро. Утром, как и обещали, в офис JSA пришел факс о том, что наш заказ имеет повышенный приоритет и будет выполнен в срочном порядке, что мы можем отправить машины за грузом через три дня. Таким образом, все прибыло вовремя, JSA вовремя установила все конструкции, и тем самым немецкий завод Layher и компания JSA спасли Парад и большое концертное мероприятие на Красной площади в честь 60-летия Победы СССР над гитлеровской Германией.

Кстати, есть еще одно своеобразное, но похожее явление — в основе фальшивого здания Рейхстага в подмосковном парке «Патриот», которое каждый год «штурмуют» в честь 9 мая Дня Победы, также находится конструкция из элементы строительных систем Layher немецкого производства. Но это уже не наша история….

GA: Какие бренды сценического оборудования вы представляете и с кем сотрудничаете? Что вам больше всего понравилось на недавнем шоу Prolight + Sound 2022 во Франкфурте-на-Майне 26-29 апреля?

AS: JSA традиционно работает с продуктами Layher и SIXTY82. Эти бренды представляют самые передовые технологии в сфере установки временных сценических конструкций и объектов инфраструктуры в индустрии живой музыки и производства крупных мероприятий. Поскольку мы сотрудничаем с этими фабриками для продвижения и продажи их продукции, мы работали на их стендах на PLS 2022 во Франкфурте, помогая им представить их продукцию нашим потенциальным клиентам из Восточной Европы. К сожалению, из-за войны в Украине на выставке было всего несколько украинских друзей и клиентов. Компания JSA давно закрыла свою деятельность в России, и российский рынок нас больше не интересует. Это произошло после событий на Майдане в Киеве, аннексии Крыма и военной агрессии России на востоке Украины начатой восемь лет назад.

GA: В 2014 году вы закрыли все свои операции в России по политическим причинам и переехали в Украину, а затем в Ригу, Латвия. Как это повлияло на ваш бизнес и как вам удалось пройти через такие резкие изменения?

AS: Я был вынужден закрыть свой бизнес в России в 2014 году по личным политическим взглядам. Это было очень сложно и сложно для такой крупной компании с большим штатом сотрудников. Раньше у нас был главный офис в Москве, большой склад оборудования в Люберцах, Московская область (с 1997 г.), филиал в Санкт-Петербурге (с 1998 г.) и филиал в Киеве, Украина (с 2007 по 2011). Так, после закрытия нашей деятельности в России, JSA продолжила работу как юридическое лицо в Латвии, где с 2003 года у компании была европейская штаб-квартира в Риге. которая стала правопреемником бренда и наследия московского JSA. Однако основная операционная деятельность компании продолжалась и в Украине, где за это время мы приобрели множество деловых партнеров и клиентов. Опираясь на свой опыт, могу сказать, что понимаю, как сложно мировым брендам и компаниям закрывать свой бизнес в России из-за санкций и их позиции в отношении действий кремлевского режима в Украине.

GA: Сразу после российской агрессии против Украины JSA заняла очень сильную и открытую позицию, осудив войну, осудив зверства российских войск и продемонстрировав беспрецедентную поддержку украинскому народу. Какие действия вы инициировали лично, и что JSA как компания делает для поддержки Украины?

AS: Да, это так — сразу после начала войны мы выступили с открытым заявлением против военной агрессии России на Украине. Мы сразу обозначили позицию, что не будем прикрываться одеялом «чисто бизнеса и никакой политики». Следующие дни показали, что почти все клиенты и партнеры поддержали нас в этом аспекте. Особенно меня порадовала персональная позиция наших друзей — владельцев заводов Layher и SIXTY82, лично написавших мне слова поддержки. Кстати, на сайте Layher Россия уже убрана из списка стран, где продается их продукция.

Как гражданин Украины (с 2014 года) я и мои сотрудники сотрудничали с украинской диаспорой в Латвии еще до 24 февраля (начала большой войны). В частности, мы являемся членами Конфедерации Украинцев в Латвии “ВИЧЕ”. JSA также активно сотрудничает с посольством Украины в Латвии. Поэтому сразу после начала войны мы были включены в качестве добровольцев в различные формы помощи при Посольстве и Конфедерации «ВИЧЕ». В нашу работу входит отправка гуманитарных грузов в Украину на автомобилях (минивэнах) до границы и сбор беженцев на обратном пути, а также участие в антивоенных акциях в Латвии (преимущественно в Риге), поддержка благотворительных концертов и многое другое.

В ходе профессиональной деятельности JSA мы установили два знаковых сооружения на площади прямо напротив посольства России, страны-агрессора. Первая конструкция — куб из алюминиевых ферм с антивоенными баннерами была изготовлена за счет компании и установлена нами 25 февраля, на следующий день после начала войны. Второй — небольшой стенд из элементов Layher и баннеров про русскую армию мародеров и убийц, был установлен JSA 12 апреля. По согласованию с Рижской мэрией, эти арт-объекты простоят до окончания войны / победы Украины.

Кроме того, JSA примет участие в качестве со-организатора и технического партнера в организации и проведении концертов украинских артистов в странах Балтии..

GA: Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы восстановить мир или хоть какую-то нормальную жизнь между русским и украинским народом после войны? Как индустрия музыки и развлечений может помочь залечить такие глубокие раны?

AS: Это очень сложный вопрос. Сегодня на него пытаются ответить многие, в том числе политики, журналисты, лидеры мнений, деятели культуры. В нашей компании и в моей семье тоже задаются этим вопросом. Постараюсь в общих чертах изложить свое мнение по этой теме. Мне, как историку по образованию и, скажем так, имеющим сейчас хобби по изучению истории, немного проще и сложнее одновременно. Я понял еще в 2003 году, после ареста Михаила Ходорковского и рейда на ЮКОС, что к власти в РФ пришли новые силы КГБ. После «малой» войны 2008 года в Грузии и после аннексии Крыма, а главное, начавшейся в 2014 году «гибридной войны» на востоке Украины, я тоже понял, что «Великая» война Путина против Украины — это только вопрос времени . На моих глазах в России разворачивалась милитаристская и антиукраинская истерия кремлевской пропагандистской машины. Я видел, как новая идеология превосходства России над Западом неумолимо разворачивалась от «вставать с колен» до «можем повторить».

Так что теперь, особенно после ужасов под общим названием «Буча», мы имеем очень сложную субстанцию, непредсказуемую в своем состоянии в отношениях между украинцами и русскими. Однако эта разделительная линия проходит не по границе двух стран, а по всему миру, где живут выходцы из постсоветского пространства. Также важно понимать, что сейчас отношение к русским во всем мире меняется — от любви к ненависти. В очередной раз война подняла сложный вопрос русского языка и культуры, которые теперь ассоциируются с врагом, русскими солдатами, убийцами и зомбированным населением РФ, жаждущим «спецоперации» по уничтожению «фашистов». и восхвалению «царя» Путина — «лидера» этой ужасной кампании Z&V в «неразумной братской» Украине. Пока никто не знает, чем закончится эта война. Понятно, что она закончится победой Украины и Запада. Вопрос в том, какой ценой и каковы будут последствия? Будем надеяться, что не с глобальными и более страшными трагедиями, хотя само начало этой войны уже трагично.

Мое мнение, что русский язык останется как средство общения, русская европейская (подчеркиваю — европейская) культура останется, будет переосмыслена и будет работать над построением нового русскоязычного общества, достойного европейского выбора жизни. Литература, музыка, театр и спорт будут востребованы, но на новой платформе. Будет ли это известная нам Россия, я не уверен. Я думаю, что в результате на территории современной Российской Федерации возникнут какие-то другие страны-образования / отдельные или в виде реальной федерации самостоятельных образований. Лично я хотел бы в это верить.

Надо будет посмотреть, как и с чем Украина выйдет из этой войны. Диалог между людьми и странами рано или поздно наладится. Соседи, имеющие долгую историю отношений, даже после этой бессмысленной войны найдут пути экономического, коммерческого, культурного взаимодействия и сотрудничества и даже дружеских отношений, хотят они того или нет.

То же самое будет и с музыкальной индустрией, особенно если учесть, что российский шоу-бизнес в основном поддерживал войну Путина или оставался нейтральным, что также является молчаливой поддержкой войны. Лишь немногие смогли найти в себе силы и возможность выступить против и встать на сторону мира. В результате возникает большой разрыв в отношениях по этой линии между артистами и поклонниками.

На данный момент, как попытка сохранения и взращивания новых нормальных отношений между украинцами и русскими, проживающими за границей (но не в самой России), возможны концерты и фестивали с участием украинских и, возможно, российских исполнителей с ярко выраженной позицией против войны России в Украине . Таким образом, на данном этапе возможно поддерживать нормальный человеческий контакт. А дальше посмотрим….. Время покажет…..

Александр Стрижак сказал после публикации интервью в сети: «Большое спасибо Евгению Левковскому за его профессиональное сотрудничество и продвижение в этом вопросе. Мне было приятно, что я сделал это интервью в Американское издание, где я мог рассказать о моей сценической компании JSA, о подлой войне путинской России с Украиной и, конечно же, о своей профессии в индустрии живой музыки и мероприятий».

Оригинал интервью на английском языке можно прочитать здесь: Alexander Strizhak, JSA Stage Company: Live Music Will Save The World!

Версия текста этого интервью на украинском языке:/ Версія тексту цього інтерв’ю українською мовою: ОЛЕКСАНДР СТРИЖАК: ЖИВА МУЗИКА ВРЯТУЄ СВІТ!

Версия текста этого интервью на английском языке на сайте компании / English version of the text of this interview on the company’s website:  Alexander Strizhak, JSA Stage Company: Live Music Will Save The World!

Дополнительно вы можете посмотреть и прочитать другие интервью Александра Стрижака, собранные здесь в общем блоке: ИНТЕРВЬЮ АЛЕКСАНДРА СТРИЖАКА (АРХИВ)